Корова, доярка и кот, США, 1921 год.


Корова, доярка и кот, США, 1921 год.

Корова, доярка и кот, США, 1921 год.

Рыжий кот пришёл третьим: две кошки уже жили у нас. Он был бомжом и очень голодным. Худющий, но чистый, с рыжими умными глазами, надорванным ухом. Он бесцеремонно оттеснил Сузьку от большой жестяной миски, из которой ели все кошки. Молоко было тёплое, сладкое. Кот громко мурчал и жадно пил. Тут же на веранде уснул, правда, одним глазом косился то на наших кошек, то на меня. Я сновала по веранде, таская вёдра с кормёжкой для коз. Муж помогал. Напоила коз, потом ушла доить, вернулась — кот спал на прежнем месте и, судя по всему, уходить не собирался. Я долила молока в миску и ушла.
После вечерней дойки у меня разыгралась мигрень с потерей зрения. Легла, задремала и проснулась только ночью от очень приятного тепла на голове. Сразу не поняла, в чём дело. А это кот, лёжа на моей голове, мурлыкал и храпел вперемежку. Боли уже не было. Нельзя же было не погладить этого целителя! Кот приоткрыл один золотой глаз и продолжал похрапывать на моей подушке, тесно прижимаясь к моей многострадальной голове. Утром, после дойки я ему первому налила молока. Мужику положено кушать первым! Назвала его окончательно Басевичем. Он не возражал.
Басевич стал работать приходящим котом. Приходил в свободное время, так как мышковал в лесу. Уважал парное молоко. И никогда не отказывался полечить меня от головной боли.